В сентябре — недомерке

hgghgh
0
15.09.2016Дима Сорокин

В сентябре — недомерке успеть к остановке трамвая
номер три, где с тобой мы еще не в разлуке,
и понять, что меня в эту осень не звали,
смс не кидали в пространство кондукторше Людке…
Да и кто эта Людка? Она доверяла обоим,
наркоманам, придуркам, напрасной страны лилипутам…
А они все о боге, как только напьются — о боге,
а когда протрезвеют — простите, лукавый попутал…
Я приду в этот город, и ты в этот город вернешься,
самый лучший на свете, когда зацветет гладиолус…
Бесполезный цветок бесполезной подаренный кошке,
в день ее возвращенья — никчемно услышанный голос.

Перейти на страницу с записей

Не подымай бубен

0
15.08.2016Дима Сорокин

Не подымай бубен,
который забыл шаман
в странном местечке —
ни одного якута,
где холодами не достает зима
из Подмосковья сгинувших проституток…
Не подымай бубен,
однажды упав в салат,
он оливье, видимо, не испортит…
Даже шаман, который вас всех послал
в аэропорт, лишь сторож в заштатном морге…
Трудно в Якутии, холодно — и вообще-
всех убеждать, что нет никакого бога
времени жаль, и так задувает в щель
блочной квартиры… И льется из крана Волга.

Перейти на страницу с записей

Вот и два года

1412514_1082156295162899_498727721034679660_o
6
11.06.2016Дима Сорокин

Вот и два года — в городе мертвых гор,
месяц июнь и до одуренья жарко…
Утром по тротуару ветер гоняет сор —
и веселят фонтанчики сны постояльцев парка.
Здравствуй, недорогая, минула жизнь
с той непоры, с которой мы не расстались,
где разменял полвека надменный жид,
впрочем, не вечный, Тору во сне листая…
Хочется пить, поэтому «не люблю»
трудно сказать, но легче всего очнуться…
На берегу залива дремать под знакомый блюз
в полутоске без снега и революций…

Перейти на страницу с записей

Когда диктатор станет воробьем

njgh
2
12.05.2016Дима Сорокин

Когда диктатор станет воробьем
и улетит куда-нибудь подальше,
когда жлобье устанет быть жлобьем —
растаяв снегом подмосковной дачи,
когда почти забудем о зиме
и сгинувших чучмеках в подворотнях
Московских улиц, сердобольный мент
поделится последним бутербродом,
и реагент, впиваясь в черный лед,
в полубезумном Ясеневском шуме
навек исчезнет, дай мне самолет
вернуться в город, где вчера я умер.

Перейти на страницу с записей