Небо прописью сосен испещрено

Небо прописью сосен испещрено.
Лает в серый ноябрь ошалевший щенок.
И заря акварели совсем не заря,
словно нет ни устава, ни монастыря.
Видно, просто жилось мне две тысячи лет,
и спалось на снегу, и бродилось во мгле
городов умеревших, сгоревших домов,
тарабарских наречий и сотканных мов.
И погода менялась, и Бог постарел,
и слова не читались на черной коре,
но огонь ожиданий горел и не грел,
лишь игумен не старился в монастыре.
Старикам позволяли за службой сидеть,
молодым разрешали взрослеть и седеть.
И молитвой командовал Мельхиседек.
А Иешу вознесся. Он где-то не здесь.

Добавить комментарий

Все поля являются обязательными для заполнения. Ваш e-mail не будет опубликован.