В городе — ни будок, ни чебурашек

Он давно непрошен. Еще не страшен.
Люди похмелились — не до него.
В городе — ни будок, ни чебурашек,
Только Гена грустный и сам не свой.
Строки ненаписанных объявлений.
Невозможно что-нибудь изменить.
Он почти Матвей, но совсем не Левий,
он как будто — памятник и горнист.
Быстро узнаваем и очень личен,
словно группа крови, да кровь ничья.
В городе — ни снега, ни электричек.
И корова пишется через «ять».

Добавить комментарий

Все поля являются обязательными для заполнения. Ваш e-mail не будет опубликован.