У дверей, где никчемные цифры…

У дверей, где никчемные цифры затерты давно,
тень из прошлого, словно в сомненьи — звонить — не звонить,
как сценарий в слегка затянувшемся странном кино,
и помарки в тетрадке начального класса легко извинить.
Эх, сквозит накануне весны. Зябко дремлющий бомж
прислонился к чужого столетья холодной стене…
Март как будто в начале. И Ты всё грядёшь и грядёшь.
И дождём так легко продолжается холод и снег.
В сером облаке всё не растает серебряный змей,
что ему, коль каких-то случайных две тыщи прошло,
вспоминать о тебе и грустить не по этой зиме,
и внезапно от путника Ешу услышать: Шалом.

Добавить комментарий

Все поля являются обязательными для заполнения. Ваш e-mail не будет опубликован.