Мой друг, через сотни лет

Уснувший Белинский. Засохший цветок герань.
В морозном стекле — какой-то плебейский голубь.
И дворник Мохаммед твердит наизусть Коран.
И врут зеркала. И письма сжигает Гоголь.
Не брат я тебе. Нам порознь крестить детей.
И вместе не пить на чьем-то корпоративе.
Но плоть ощутит хранимая Богом тень,
читая ответ на письма из Византии.
Там будет строка: мой друг, через сотни лет
мы встретимся вновь в каком-то глухом кибуце…
Как будто тогда на черной от войн земле
столбом соляным быть проще, чем оглянуться.

Добавить комментарий

Все поля являются обязательными для заполнения. Ваш e-mail не будет опубликован.