Померещилось

Полуночный спектакль о давно ушедшем.
Подари им дворянство, Афоня Шеншин.
Не буди на заре в Назарете женщин,
чтобы Бога молили простить нас грешных.
Померещилось. Негев. Песок горячий.
И Кинерет. И каждый почти незрячий.
И устал казначей — так тяжел был ларчик.
А потом пожалел, что когда-то зачат.
Все о чем-то затем впопыхах жалели,
кто в душе, кто в открытую на коленях.
И в языческих снах, как в пустых молельнях,
пахло сыростью… И почему-то клеем.
Ты задумал прожить лет пятьсот, а прожил…
Впрочем, именно так — упаси нас Боже!
Не в свином же ряду, да с калашной рожей,
и миндаль ни по чем в дорогих пирожных.
Кстати, Фета будить — не Иуду с Вием,
или шашкой махать или просто кием,
врать зачем-то, мол, якобы мы псковские,
не такие как все… А ведь мы такие.

Добавить комментарий

Все поля являются обязательными для заполнения. Ваш e-mail не будет опубликован.