Черная Лебедь-Москва

Всех, кто приснится, хранил девятнадцатый век.
Лики и лица полотен Ивана Крамского.
В зеркале неба. В росе на июньской траве-
лики и лица. И дремлющий утренний город.
Все, кто мне снится. И те, кто куда-то ушли
в дальнее прошлое несуществующих комнат.
Все, кто сейчас далеко-далеко от земли,
те, кто забыли меня… Или, может быть, помнят.
Врубель — в Саратове. Волга. Ни гор и ни скал.
Город покинул. Стал демоном. Съехала крыша.
Черное небо. И Черная Лебедь-Москва.
Фавн присмиревший. Чудак кучерявый и рыжий.
Перелистаешь поэта уснувшего том.
Лица и лики. Любимые и дорогие.
Снишься мне ты. Ну, а больше не снится никто.
Прочие лики во снах пусть увидят другие.

Добавить комментарий

Все поля являются обязательными для заполнения. Ваш e-mail не будет опубликован.