Но чурка — я. И сны мои — мура

И этот снегопад, когда февраль
все високосней и необратимей…
И к Магомету не идет гора,
Хадиджа, на лопате вечный иней!
Я здесь умру, проклятый тротуар,
засыпанный смердящим реагентом!
Мне этот век напоминает гетто…
Но чурка — я. А сны мои — мура.
А сны неинтересны никому.
И совестно смотреть в глаза и лица
покинутых. Мне так легко молиться
такому же уставшему Ему.

Комментарии (5)

Добавить комментарий

Все поля являются обязательными для заполнения. Ваш e-mail не будет опубликован.