Черновик

Лет пятнадцать тому, покидая дом,
в самой дальней комнате, где не умер,
он листал семейный фотоальбом,
от воспоминаний ополоумев…
В январе под небом на пустыре-
за фатальной метелью — состав фатальный…
Проморгали вечность свою на треть
на чужие сны в суете вокзальной.
И до одуренья была ясна
та звезда в покинутом круге первом,
что у нового Лота почти жена
оглянулась на снег, как на запах серы…
И грустил задумчивый остолоп,
как свою, чужую встречая старость:
из никчемной соли никчемный столб-
это всё, с чем мне угасать осталось.

Добавить комментарий

Все поля являются обязательными для заполнения. Ваш e-mail не будет опубликован.