Дима Сорокин

Снег Рождественских каникул

Я не любил поэта Цоя… И Башлачева не любил.
И про обкуренную совесть давным-давно уже забыл.
Шприцы, отброшенные в угол, топтал кирзовым сапогом.
Но откликался и аукал богемно пахнущий глагол.
Под Новый год горели сутки и отражали зеркала
Марию с детского рисунка… И жизнь, которая прошла.
На карнавале в Вифлееме мы познакомились с тобой.
И плыл по Иордану лебедь, но голубем казался Бог.
Я не любил поэта Цоя. Мне Долина была милей:
мой дом с осеннею листвою — в последнем танце на земле
писал сонеты Веронике… И Башлачев почти воскрес.
И снег Рождественских каникул дарил предчувствие чудес.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *