И слушал он…

И слушал он бессмыслицу дождя,
как только недотепы могут слушать,
как просто уходить, не уходя,
в который раз — по океанам-лужам,
в который раз, не знает даже он,
слоняясь, где до всех успений не был,
московский и бат-ямский почтальон
твой гребаный, едва знакомый с греблей.
Не навреди. Не приходи сюда,
в пространство, не означенное снегом,
и вместо «нет» услышишь «никогда»,
уже паря меж облаком и небом.

Добавить комментарий

Все поля являются обязательными для заполнения. Ваш e-mail не будет опубликован.