Полжизни — в городе-фантоме

Полжизни — в городе-фантоме,
в давным-давно снесенном доме,
фантомы собственной любви…
Поскольку за год перед смертью
старик Ошанин нас заметил,
но не успел благословить.
Гуляли лебеди в крапиве,
а в мастерских вождей лепили
да переделывали гимн…
Неслась с экранов ахинея,
и спутники парили в небе,
и воздух был недорогим.
К моей родне на посиделки
захаживал профессор Белкинд
перед отъездом в США…
И Петр Иваныч, что в гестапо
прикончил белкиндова папу,
он был романтик и левша…
Побрит, прощен и раскулачен,
выращивал цветы на даче,
а после бабушке дарил…
Как одуренно пахли флоксы,
и торт какой к шабату пекся,
не скажет вам писатель Грин.

Добавить комментарий

Все поля являются обязательными для заполнения. Ваш e-mail не будет опубликован.