To Maria

Судный день — говоришь — судный день…
Иоанн помешался рассудком,
и Луки разлетелись рисунки
по холодной осенней воде.
К Византии по воздуху брел
от недоли орла-янычара,
и луны золотое зверье
ничего тебе не обещало.
Тасовали тоску дневников,
что колоду на холоде света…
— Сулико ты моя, Сулико,
для меня не писали завета.
А советов корзина полна,
будет жарче гореть и сильнее,
у осеннего дыма огня
я тебе напишу ахинею…
Судный день — говорю — судный день.
Деверь чудный из дома чудного;
и Луки заунывная тень
Иоанну внимает по новой.

Добавить комментарий

Все поля являются обязательными для заполнения. Ваш e-mail не будет опубликован.