В Вологодчине, в самом глухом селе

Гобелен мать-и-мачехой в окнах желт.
В отрывном- календарный май.
Отслуживший священник огонь зажжет.
Вологодчина. Хмурь и хмарь.
Над раскрытым «Апостолом»- паучок
обещает наверняка
собеседника вечного ни о чем-
неуюта истопника,
а еще, что в ближайшие триста лет
не увидеться нам с тобой.
В Вологодчине, в самом глухом селе,
там в «Апостоле»- про любовь.

2 комментария

  • …а еще, что в ближайшие триста лет
    не увидеться нам с тобой.
    В Вологодчине, в самом глухом селе,
    там в «Апостоле»- про любовь… Вот это пронзило. А остальное, наверное готовило меня к последним четырём строчкам. Впрочем, наверное так и надо.
    Не знаю, как называется то чувство, которое испытываешь, когда читаешь хорошие стихи просто как читатель. Наверное, радость. Так вот спасибо Вам, Дмитрий, за эту радость!

    • Спасибо, Игорь. Спасибо,что читаете и пытаетесь вникнуть. У меня нет никакой концепции, я просто очень люблю две страны: Россию и Израиль… И все мое творчество связано с судьбами этих Великих стран. Многие из-за этого от меня отворачиваются. А я больше ни с кем не спорю. Просто живу, молюсь и пишу.

Добавить комментарий